Яндекс.Метрика ad> Сайт -кубанская станица КАЛИНИНСКАЯ
Герб     Сайт -станица КАЛИНИНСКАЯ    

ИСТОРИИ -вехи
                                                                                                                                                                                   

Категории
История [25]
Война [7]
Дела [6]
Молва [2]
Хула [25]
Статистика
                           
Календарь
Форма входа
$LOGIN_FORM$
Мини чат

Приветствую Вас, Гость · RSS 15.08.2020, 02:41

Главная » Статьи » Дела

КРЕСТНОЕ ЗНАМЕНИЕ
         В тот морозный вечер колхозный бугай бродил по заснеженной станице. Ни заборов, ни деревьев не было − в суровые военные зимы пошли они на дрова. Хаты да сараи стояли одиноко, как копны прошлогодней соломы на жнивье. Бугай ходил меж ними в поисках «своей» коровы, с которой познакомился полдня назад. У неё телёнок появился не весной, как у большинства коров, а осенью. Теперь вот холод, снег, а она оказалась во власти инстинкта, подвигающего её к новому потомству.

       В таких случаях поведение коровы изменяется до неузнаваемости: не ест, не пьёт, мечется, постоянно мычит, озирается по сторонам, будто что-то ищет. Хозяева говорят: «Збисылась, надо до быка!». Подразумевая при этом не простого рабочего вола-кастрата, а бугая-производителя. Те немногие бугаи, которые были тогда в станице, содержались при колхозных стадах на МТФ. Однако один из них, на такой вот непредвиденный случай, зимовал в колхозной бригаде в полукилометре от станицы.
      Понимая неотложность возникшей проблемы, хозяева повели свою непутёвую корову туда, упросили скотника, сунули деньги. Тот завёл корову в баз, освободил бугая от налыгача, и тот устремился к ней. Через какое-то время скотник сказал: «Хватэ!». Хозяева согласились: «Та, хватэ». И увели корову домой.

      Обычная бытовая сценка послевоенных лет, когда корова была почти в каждом дворе − без неё не выжить. А для бугая, о котором идёт речь, встреча с коровой стала приятной неожиданностью, но он не согласился с этим «хватэ» и озадачился продолжением.
       Оставшись один, занервничал настолько, что оборвал налыгач, толкнул деревянную дверь – она открылась. Оказавшись на заснеженной свободе, бугай на мгновение опешил, однако, вдохнув морозный воздух и уловив в нём слабеющий запах «своей» коровы, пошёл по следу. Не встреченный никем, вошёл в станицу и движимый инстинктом подошёл к первому же сараю, который оказался на его пути. Там стояла другая, незнакомая и безразличная к нему корова. Пропуская через свои ноздри исходивший от сарайной двери воздух, бугай засопел, запыхтел, вытянул шею и, перехватывая дыхание, прерывисто заревел: м-му-у-и-у-и-у-и-укх!!!
       Не получив ответа, бугай повторил свою «серенаду», несколько раз ударил передним копытом по снежному насту, осыпая своё брюхо снежной пылью, и раздосадованный безответной тишиной пошёл к другой двери. Там всё повторилось. Потом пошёл к третьей, четвёртой... Когда наступающая темнота показалась ему пугающей, бугай стал искать не столько корову, сколько место для ночлега. При этом манеры его поведения не менялись: всё также, подойдя к очередной двери, пыхтел, ревел, долбил копытами снег.
       Много хлопот бугаю могли бы доставить собаки, но после недавних немецких облав в станице их почти не осталось. Ещё не спавшие станичники, в чьих дворах блуждал бугай, с удивлением и страхом притихали, женщины крестились, дети жались к матерям, и все с облегчением вздыхали, когда бугай удалялся с их двора.
       Была уже тёмная безлунная ночь, когда бугай оказался у двери, за которой стояла тоже  безразличная к нему корова. Её стойло размещалось в превращённой в сарай половине старой казачьей хаты под камышовой крышей.  В её единственной жилой комнате, на остывающей печке с придвинутым к ней столом, спали трое братьев, старшему – десятый год. Во всей хате они были одни и встрепенулись, когда рёв бугая, как им показалось, раздался совсем рядом. Мощь его гортанного рыка, удары копыт повергли детей в ужас. Цепенея от страха, сжавшись в один комок, они усиленно соображали, что бы это могло быть? Не знали они, что такое бугай… 
        Первым на холодный земляной пол спустился старший брат. В полной темноте он подошёл к единственному, закрытому ставнями окну: помнил, что на подоконнике стоит лампа со стеклом – единственная в доме роскошь. Осторожно, на ощупь прикоснулся к ней, снял стекло, переложил его подмышку, поправил фитиль. Также наощупь нашёл спичечный коробок − в нём две-три спички, каждая − на вес золота. Осторожно, чтобы не случилось осечки, чиркнул спичкой о коробок, зажёг фитиль, надел стекло. Комната озарилась тусклым светом. Встали младшие братья. На всех − сшитые матерью из армейского плаща штанишки и рубашки, на ногах − ничего. Так они одеты и днём, и ночью.
        Бугай, тем временем, стоял у сарайной двери, издавая свои грозные звуки. Старший брат, сжимая в руках лампу. шагнул за порог − там пустая холодная комната, далее − сенцы, через них – проход в сарай. Содрогаясь от каждого шумного движения бугая, братья единой поступью вошли в сарай. Справа от них – корова, в её глазах тоже страх и удивление, слева − входная дверь, за ней − невидимое грозное чудище. Толкни бугай дверь лишь одним рогом или ногой − она бы мигом развалилась. Но он почему-то этого не делал. Уходить тоже не торопился, наверное, потому что не знал, куда идти.
        А братья, не понимая, что происходит, готовы были зареветь, но держались изо всех сил, опасаясь, как бы хуже не стало. Младшие прижались со спины к своему старшему брату, который левой рукой держал лампу, а правой прикрывал верх её стекла, чтобы не слетела искра − кругом солома, камыш.
       Когда напряжение стало запредельным, старший брат, оказавшись во власти инстинкта самосохранения, судорожно отвёл свою правую руку от стекла, сложил три пальца в единый пучок, сосредоточенно осенил себя крестным знамением и вернул руку на вершину лампового стекла. И братья, и он сам немало удивились сделанному, потому как противились материнскому церковному обучению.
        Однако чудо произошло: бугай почти сразу притих. То ли он устал, то ли Бог вмешался, но братья отчётливо слышали, как чудище попятилось от двери и пошло прочь.
       Утром детей разбудила мать, она – рядовая колхозница подрабатывала ночным сторожем, охраняя расположенный в соседнем квартале казённый дом. Слушая рассказ детей о ночном пришельце, она, маскируя слёзы невесёлым смехом, давала наставления детям на случай повторения подобного. Изменить условия жизни своих детей к лучшему ей – вдове погибшего фронтовика, долго ещё было не по силам.
                    Виктор Бойко        (Рассказ-быль. Публикуется впервые с 21.09.2011 г.)
Категория: Война | Добавил: kazak (26.09.2011)
Просмотров: 266 Комментарии: 3 Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 3  
 
0 
3 Тамара Поликарповна   (25.07.2012 17:37)
Спасибо автору, прекрасная зарисовка. Нечто подобное пережили мы с сестрой, только нас насмерть перепугал сыч, сидевший на дымаре нашей хаты и плакавший как ребёнок. Через месяц после его плача, погиб наш брат, служивший в армии...
 
0 
2 Станичник   (26.09.2011 20:44)
Очень даже неплохо и, на мой взгляд, даже талантливо
 
0 
* 1 Анмаж   (26.09.2011 16:15)
Приглашаем посетителей сайта сделать свои оценки творчества нашего земляка. Спасибо!
 
Категория: Моя станица | Просмотров: 14 | Добавил: Анмаж Рейтинг: 0.0/0
Категория: Дела | Добавил: Анмаж (08.05.2014) | Автор: Виктор Бойко
Просмотров: 948 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2020
Яндекс.Метрика